Проектирование и строительство объектов по добыче золота в странах СНГ


super
  • Автор: Иэн МакКолл, Управляющий директор HATCH- Russia

Проектирование и строительство объектов по добыче золота в странах СНГ

Время перемен и взгляд в будущее

Доклад был представлен на 10-й ежегодной конференции
Института Адама Смита «Металлургический саммит СНГ»
в
 Москве в феврале 2005 г.

Первый этап – Постперестройка

В первой половине 1990-х годов в постперестроечный период в России и близлежащих странах бывшего «Восточного Блока» наблюдался большой приток прямых зарубежных инвестиций в региональную добывающую промышленность, особенно из Северной Америки.

В это время тремя самыми крупными проектами в этой категории были Кубака на Северо-Востоке России, Кумтор в Кыргызстане и Зарафшан в Узбекистане. Несмотря на большую географическую удаленность друг от друга и некоторые общие региональные сходства, по сравнению с другими эти проекты имели определенные сходства, в частности:

  • Иностранные инвесторы являлись дочерними компаниями какой-либо крупной североамериканской горнодобывающей компании;
  • Проектные работы в рамках этих проектов выполнялись преимущественно западными специалистами на их собственной базе с минимальным привлечением местных институтов;
  • Во всех трех проектах имел место значительный перерасход средств.
  • Значительное предпочтение было уделено импортному перерабатывающему оборудованию по сравнению с местным;
  • На рентабельность всех трех проектов повлиял спад цены на золото в период разработки и строительства;
  • Все три зарубежных инвестора прочно объединились с местными инвесторами либо с государственными институтами.

Все три проекта, каждый по-своему, были успешными и действуют в настоящее время. Значительный перерасход средств по всем трем проектам говорит о риске инвестирования в проекты на незнакомой территории с использованием данных, взятых из проектов, расположенных в других местах. Например, показатели рабочей производительности при строительстве было бы сложно или невозможно определить для некоторых или всех трех проектов в случае нехватки рабочей силы при строительстве или отсутствии разрабатываемых месторождений в этих регионах в последние десятилетия.

В этот самый период в этих регионах наблюдался высокий уровень активности небольших добывающих компаний, чья капитализация выросла вследствие бума на североамериканских фондовых рынках. За некоторым исключением, например таких компаний как Bema Gold и High River Gold, мало что можно было показать кроме вложенных с риском капиталов в размере миллионов долларов, потраченных в этих регионах. В период кризиса валют 1998 года наблюдался уход едва ли не всех наиболее активных зарубежных компаний.

Второй этап – После кризиса валют

Вместе с уходом со сцены многих зарубежных инвесторов и биржевых игроков наблюдался подъем разного вида деятельности, особенно в России. Небольшая группа, в основном, европейских инвесторов, таких как Highland Gold и Peter Hambro Mining, представители которых присутствуют сегодня здесь на конференции, планомерно приобретала имеющиеся объекты, новые активы и создавала совместные предприятия с российскими производителями. К их успехам можно отнести:

  • приобретение имеющихся объектов для пополнения денежного потока и закрепления на территории России,
  • набор или сохранение на рабочих местах ведущих специалистов, хорошо понимающих ситуацию на российском рынке.

Какими бы ни были причины, рейтинг этих новых компаний среди российских производителей золота неуклонно растет, и они привлекают дополнительные зарубежные инвестиции.

Параллельно с неуклонным ростом на новой волне зарубежных инвестиций обозначились и консолидировались основные производители золота, чьи активы принадлежат российским компаниям. Особенно заметны в этой связи компании Полюс и Полиметалл – обе являются главными игроками среди российских производителей драгоценных металлов и обе продолжают расширяться.

Изменение роли российских проектных институтов

До Перестройки практически все инженерно-проектные работы для советской золотодобывающей отрасли выполняли проектные институты, контролируемые государством, каждый институт имел притом свою специализацию.

В настоящее время имеет место существенный и все нарастающий спад государственного финансирования отрасли, который сопровождается сокращением количества проектов, финансируемых государством.

По этим причинам положение проектных институтов изменилось, и теперь они представлены тремя основными категориями:

Некоторые ключевые институты были поглощены российскими компаниями - основными владельцами природных ресурсов, например, «Гипроникель» - «Норильским Никелем» и ВАМИ – «Русским Алюминием». Аналогичная стратегия применялась в Северной Америке, Австралии и Южной Африке несколько десятков лет назад, но теперь она практически запрещена в этих регионах в интересах снижения себестоимости и расширения свободы выбора независимого проектировщика.

Международные проектные группы объединились в большие частные и публичные компании, свободные от обязательств прав собственности перед компаниями-производителями и предлагающие более широкий, чем раньше, спектр услуг.

Вторая значимая группа российских институтов успешно пережила приватизацию и распространила свою деятельность на сферы, которые раньше не входили в их специализацию. Для институтов этой категории существует возможность развивать в будущем наращенную мощность за счет полного спектра проектных работ, выполняемых на уровне зарубежных конкурентов.

Третья группа, представляющая, пожалуй, большинство, - это бывшие государственные проектные институты, стоящие перед проблемой дальнейшего сокращения штата и неопределенного будущего.

XXI век

Промышленность минеральных ресурсов России переживает новый экономический бум. Не только основные зарубежные компании ищут возможности крупного инвестирования в России, но и основные российские компании инвестируют в добывающую промышленность (металлическое и иное минеральное сырье). Несомненно, что российская горнодобывающая промышленность при помощи или без зарубежных партнеров сделает шаг на встречу российским мега-проектам, таким как Сухой Лог.

В этой связи встает интересный вопрос по поводу проектирования и строительства будущих мега-проектов. Исторически сложилось так, что узкая специализация советских проектных институтов лишала какой бы то ни было институт возможности участия в целом проекте, начиная с концепции проекта, последующей детализации, снабжения, управления проектом, контроля качества и управления строительством или, конечно же, заканчивая самим строительством. В этом заключается сила большинства международных проектных компаний.

Вопрос в том, кто будет утверждать схему и структуру деятельности проектных, строительных и управленческих подразделений, участвующих в будущих мега-проектах:

  • Владельцы акций?
  • Кредиторы?
  • Российские контролирующие организации?

Будут ли зарубежные инвесторы или оффшорные кредиторы требовать наличие высокого уровня проектирования и руководства, присущего зарубежным проектным компаниям, чтобы защитить от напрасных рисков свои инвестиции в горнодобывающие проекты России следующего поколения?

Текущие мультимиллиардные инвестиции в российскую нефтяную и газовую промышленность, например, проекты о. Сахалин, могут служить в качестве руководства к действию. Из опубликованной информации по этим проектам ясно, что в качестве подрядчиков выступали международные компании, а также главные российские проектные институты. Также видно, что акцент был сделан на максимальное привлечение российского персонала, материалов и оборудования.

Интересно отметить, что, как и в случае с проектами на Сахалине, некоторые российские проекты, находящиеся в стадии разработки, такие как Купол и Майское, стали менее приемлемы для восточной России, чем для западной Азии или Северной Америки, что подтверждает значимость местных компонентов.

Заключение

Вот некоторые пункты, которые необходимо принять во внимание при планировании горнодобывающих проектов новой волны с привлечение как российских, так и зарубежных инвесторов:

  • Изменение сущности, мощи и прав собственности российских проектных институтов.
  • Требования зарубежных инвесторов и кредиторов защитить техническую сохранность/целостность их инвестиций в условиях меняющегося климата.
  • Способность местных институтов в будущем расширить свои способности до конкурентоспособного международного уровня.
  • Роль международных проектных (EPCM) подрядчиков в России в промежуточный период.

Эти вопросы могут быть разрешены только в ходе добровольного открытого обсуждения всеми заинтересованными сторонами.

* Иэн МакКолл (Ian McColl) –

- на протяжении нескольких десятилетий работает в отрасли добычи минерального сырья, в управлении производствами и проектами по развитию таких производств по всему миру. В его послужном списке – работа руководителем предприятий по добыче цветных металлов для крупнейших компаний Австралии. После переезда в Канаду работал на  руководящих должностях в крупных инжиниринговых компаниях.

На протяжении 25 лет работал в руководстве одной из наиболее динамично развивавшихся компаний этого сектора, которая разрабатывала и реализовывала проекты не только в Канаде, но и по всему остальному миру, включая Иран, Кубу и территорию бывшего СССР. Особыми этапами в его карьере было выполнение работ по проектированию и строительству крупного золотодобывающего предприятия на Северо- Востоке России. Этот проект, Кубака, после ввода в строй был на протяжении ряда лет крупнейшим золотодобывающим предприятием России. Вследствие успеха этого проекта г-н МакКолл был избран иностранным членом Российской Академии Горных Наук.

В 2004 г. г-н МакКолл переехал для работы в Россию в качестве Управляющего Директора Hatch по России и СНГ с полномочиями по надзору за состоянием и развитием проектов компании на этой территории, а также по поиску возможностей для существенного развития активности корпорации в промышленности по добыче и переработке природного сырья в этом регионе.

** HATCH – крупнейшая инжиниринговая корпорация мира, работающая во многих странах и имеющая постоянные офисы в 80 странах, суммарный штат которых составляет около 6 000 инженерно-технических специалистов с годовой зарплатой, которая составила в 2004 г. суммарно около 700 миллионов долларов. Акционерами корпорации являются только ее сотрудники. Крупнейшими направлениями деятельности компании являются проекты «под ключ» в области добычи природного сырья, в области производства электроэнергии и в области гражданского строительства. В настоящее время под управлением компании находятся проекты суммарной стоимостью более 15 миллиардов долларов.

 

0




Отзыв пользователя


Комментариев нет



Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Для публикации сообщений необходимо войти в систему

Создать учётную запись

Для получения доступа к сервисам портала необходима регистрация. Это просто и бесплатно!


Зарегистрироваться на сайте

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас